Махитко и Артеменко_новый размер

По долгу службы и зову сердца

Уже прошел 31 год с момента аварии на Чернобыльской АЭС. Эта страшная трагедия объединила миллионы людей. В числе вызвавшихся прийти на помощь были тысячи милиционеров, в их рядах и ветераны управления Департамента охраны МВД Республики Беларусь по охране дипломатических представительств и консульских учреждений иностранных государств майор милиции в отставке Николай Артеменко и прапорщик милиции в отставке Анатолий Махитко. У каждого своя история, своя судьба, но одно их объединяет точно – высокое чувство ответственности при выполнении служебного долга, да и человеческого…

Артеменко_1_новый размер

Анатолий Махитко в составе добровольного отряда был направлен в д. Стреличево Хойникского района в июле 1986 года. В то время он был милиционером-водителем ППСМ Фрунзенского РОВД столицы, старшим сержантом милиции.

Вспоминает, что ехали с настроением, тех, кого отправили «из-под палки» не было. Никто не думал об опасности – всем искренне хотелось быть нужными стране и людям.

Махитко вручают погоны старшины_новый размер

махитко слева_новый размер

Домыслы о том, что радиация незаметна, оказались ошибочными. Все время пребывания в зоне радиоактивного загрязнение не покидало ощущение комка в горле и постоянно хотелось спать. Заселили прибывших сотрудников в здание школы, в которой располагались двухъярусные кровати и столовая, довели очень четкий распорядок дня (влажная уборка два раза в день, регламентированное время труда и отдыха). В наряд на блокпост, продолжительность которого составляла 12 часов, выезжали в г. Брагин. В обязанности сотрудников входило обеспечение охраны правопорядка, недопущение мародерства в 30 км зоне отчуждения. Для изучения радиационного фона всем были выданы дозиметры, внешне напоминающие шариковые ручки, которые после дежурства сдавались вместе с формой на обработку. Обязательно с собой сотрудники брали железные палки или прутья, поскольку несение службы осложнялось одичавшими собаками, которые нередко предпринимали попытки напасть на людей. Кроме этого, выдавался питательный калорийный сухпаек, позволявший полностью исключить чувство голода. Картина, которая открылась в первое дежурство, была печальная: выбитые двери домов, поднятые полы, перевернутое имущество. Анатолий Иосифович отмечает, несмотря на призывы властей покинуть загрязненную территорию, были и те, кто наотрез отказывался бросить нажитое хозяйство. В основном это были пожилые люди, которые не верили в опасность, исходящую от взорвавшегося реактора. Этому способствовало и то, что июль 1986 года выдался на редкость урожайным – спеющие огромных размеров груши, яблоки, помидоры, не каждый хозяин с легкостью оставит такой огород. Кроме жары и урожая особенно запомнилось огромное количество колорадских жуков, которые, казалось, были повсюду. Досуг для сотрудников был продуман очень тщательно: была и самодеятельность, и походы в кино. Формировались группы для оказания помощи находившемуся неподалеку колхозу (сгружали и разгружали солому) или местным жителям. С улыбкой ветеран вспоминает, как с напарником помогали откачивать мед проживающим рядом со школой пожилым людям. Месяц пролетел незаметно. За честно выполненный служебный долг по окончанию командировки Анатолию Махитко было присвоено звание на одну ступень выше установленного по занимаемой должности – старшина милиции.

Махитко_новый размер

фото № 2_новый размер

В декабре этого же года в чернобыльскую командировку в д. Тешков Наровлянского района отправили и Николай Артеменко. Выезд его был спонтанным – утром поступил приказ, а уже к концу дня Николай Николаевич был в пути. Его не смогли остановить заболевшие накануне дети и жена, лежащие с высокой температурой. Долг милиционера был превыше, «как говориться, Родина позвала, и мы пошли». Зима выдалась суровая – регион встретил их огромными сугробами. Лошади уходили по шею в снег, мороз доходил до минус 35 градусов. Николай Николаевич был водителем, и ему приходилось вставать в четыре утра, чтобы подготовить машину к утреннему рейсу. Тем, кто заступал на пост было еще тяжелее – разводить костры в радиационной зоне было запрещено, спасали только обогреватели, расположенные в постовом помещении. В обязанности сотрудников входила охрана отселенных деревень. Внештатных ситуаций в период его командировки не случилось. Вспоминает, что кормили очень хорошо, однако из-за постоянно першения в горле, все очень быстро отказались от сладкого чая, который только усугублял ситуацию. Единственным развлечением в свободное от службы время был телевизор, который приближал их к родным местам.

Сейчас, когда прошло не мало времени, каждый из них не задумываясь отвечает, что поступил бы также, несмотря на опасность для здоровья, пошел бы по долгу службы и зову сердца, ведь главное предназначение сотрудника органов внутренних дел – беречь покой граждан.

Ольга Кипченко,

фото из архива УДПиКУИГ и

Анатолия Махитко